На странице ekspert-mebel.ru/mebel_dlya_doma/uglovye-shkafy/ продаются лучшие угловые шкафы

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Состояние косторезного промысла в 20—30-х годах

Победа Великого Октября привела к коренным изменениям всей жизни якутского народа, которые, естественно, сказались и в развитии народных художественных промыслов. Социалистическое преобразование народного хозяйства, культурная революция, изменение уклада жизни, развитие торговли, улучшение материального благосостояния народа, увеличение производства товаров широкого потребления — все это способствовало тому, что одни виды народных промыслов исчезли, другие подверглись значительным изменениям в соответствии с новым образом жизни, с новыми культурными потребностями.

С появлением большого количества предметов массового фабрично-заводского производства сократились и исчезли прежде всего те отрасли народного искусства, которые были связаны с производством утилитарно-бытовых изделий: гончарное дело, бытовая резьба по дереву, изготовление берестяной посуды, вышивка и аппликация национальных костюмов и конской сбруи. Сложный путь забвения и возрождения прошла и художественная резьба по мамонтовой кости.

После установления Советской власти и окончания гражданской войны перед якутским народом встали сложные задачи восстановления разрушенного войной хозяйства и культурной революции. Первоочередными задачами культурной революции являлись ликвидация тяжелого наследия прошлого — массовой неграмотности населения, введение всеобщего первоначального, а затем неполного среднего и среднего образования, создание широкой сети средних и высших учебных заведений и выращивание кадров новой социалистической интеллигенции. Одной из важнейших задач была ликвидация фактического культурного неравенства народов нашей страны. Поэтому первостепенное значение в области искусства придавалось в начальный период культурной революции развитию основных форм профессионального искусства. В сфере изобразительного творчества на первый план было выдвинуто развитие станкового искусства, ранее отсутствовавшего в Якутии. Вопросы же, связанные с народным искусством, рассматривались совместно с кустарными промыслами в связи с необходимостью восстановления народного хозяйства и развития экономики республики.

Вопрос о кустарных промыслах неоднократно поднимался в печати, рассматривался на сессиях Якутского ЦИК в первой половине 20-х годов. В ноябре 1922 г. на междуведомственном совещании, посвященном развитию экономики Якутии, был сделан доклад «О мерах поднятия кустарной промышленности в ЯАССР». «Якутские ремесленно-кустарные промыслы вследствие своей низкой техники, несовершенных приемов в обработке не только лишились возможности развиваться, но постепенно приходили в упадок», — говорилось в докладе*. Докладчик предложил следующие меры для поднятия местной промышленности: 1. Устройство показательных мастерских и выставок. 2. Посылка с мест кустарей и учеников для обучения и ознакомления с постановкой промыслов в Европейской части России и Сибири. 3. Устройство подвижных курсов для усовершенствования технических приемов производства. 4. Способствовать кооперированию отдельных кустарей в артели и союзы и помощь кредитованием. 5. Помощь сбыту и экспорту кустизделий организацией специального торгового аппарата Кустторгпрома**.

*(Автономная Якутия, 1922, 30 ноября.)

**(Автономная Якутия, 1922, 30 ноября.)

В 1924 г. вопрос о кустарных промыслах рассматривался на сессии Якутского ЦИК. Выступавшие отмечали, что кустарная промышленность в ближайшее время должна быть в центре внимания, говорили о необходимости организации мастерских, в которых все предметы кустарного промысла, выделанные вчерне, получили бы окончательную обработку и только в таком виде вывозились из Якутии, о необходимости организации кустарей по отдельным отраслям производства*. «Надо вывозить из Якутии не сырые кожи, мамонтовую кость, конский волос и т. п., а выделанную кожу, мелкие поделки из мамонтовой кости, разные предметы из шерсти и волоса», — писал в статье, посвященной кустарным промыслам, якутский краевед М. Кротов**.

*(Автономная Якутия, 1924, 4 апреля.)

**(Автономная Якутия, 1924, 10 апреля.)

На второй сессии Якутского ЦИК третьего созыва со специальным докладом о кустарной промышленности выступил известный исследователь якутского края М. Н. Терёшкин. Он обратил внимание на такие виды народных промыслов, еще продолжающих свое существование, как ювелирное дело (серьги, кольца, гребни, ложки, принадлежности конской сбруи из золота, серебра, меди), резьбу по дереву и кости, обработку кожи*.

*(Автономная Якутия, 1925, 29 марта.)

На основании доклада сессия Якутского ЦИК приняла постановление о поощрении местных кустарей, сокращении ввоза кустарных изделий, организации кустпромкооперации, установлении льгот кустарям*. Третья сессия Якутского ЦИК поручила Президиуму Якутского ЦИК и СНК ЯАССР издать соответствующие постановления о предоставлении расширенных налоговых льгот кустарям и ремесленникам ЯАССР, вызываемых особенностями местных условий и потребностями хозяйственной жизни республики.

*(Автономная Якутия, 1925, 5 апреля.)

Принятые меры способствовали развитию кустарной промышленности Якутии. Но поскольку в период восстановления разрушенного войной хозяйства республика нуждалась в предметах первой необходимости, то основной упор был сделан на развитие таких промыслов, которые выпускали изделия широкого потребления, — бондарное, мыловаренное производство, изготовление предметов упряжи, охотничьих и рыболовных принадлежностей и т. п.

Резчики по мамонтовой кости также объединялись в артели. Так, в 1924 г. в Якутске была сформирована артель «Муосчут» (Косторез). Артель эта, просуществовав немногим более года, распалась. В 30-х годах многие косторезы входили в артель «Ширпотреб», в которой был создан косторезный цех. В частности, в этой артели работали такие получившие впоследствии известность мастера, как Е. Н. Алексеев, Д. И. Ильин, В. П. Попов, А. В. Федоров. Объединения косторезов существовали в то время и на севере Якутии.

В Музее антропологии и этнографии АН СССР имеется довольно большая коллекция изделий, собранных Д. Д. Травиным на севере Якутии, дающая представление о резьбе по мамонтовой и моржовой кости в этой области в 20-х годах*.

*(МАЭ, № 4282.)

Эти изделия стилистически однородны, ассортимент их — гребни, ножи для разрезания бумаги, печати, трубки, мундштуки, уховертки, шахматы, шпатели — свидетельствует о том, что северные мастера занимались изготовлением предметного ширпотреба. Поделки мастеров просты и нетрудоемки по выполнению, так же как незатейлива и декорировка. Чаще мастера резали курительные трубки, мундштуки, гребни и ножи для разрезания бумаги. Трубки массивные граненой формы, чубук их обычно украшен очень простым орнаментом: гравированные глазки, чередующиеся с лунками, расположенными в ряд. И лунки, и глазки заполнены черной краской. Гребни, двусторонние и односторонние, также декорированы луночно-глазковым орнаментом, иногда выполненным очень грубо, размещенным без определенного порядка. Ножи для разрезания бумаги и уховертки делали обычно гладкими, ограничиваясь полировкой кости и сложной профилировкой краев рукояток. Иногда в украшениях гребней использовали и иные мотивы орнамента, как, например, параллельные извилистые линии, образующие меандр, или большие дуги-полуокружности с ритмически размещенными на их поверхности черными точками. В целом мотивы орнамента, цветная гравировка обнаруживают влияние в стилистике предметов северных мастеров чукотской цветной гравировки по кости.

Среди изделий северных косторезов особое место занимают работы Н. Д. Винокурова, которые, по-видимому, высоко ценились, так как только он пользовался привилегией ставить на предметах свою подпись. Стилистически гребни Н. Винокурова также несколько отличались от изделий других мастеров: в декорировке гребней он использовал технику ажурной резьбы. Гравировка и типичные северные геометрические мотивы орнамента у него отсутствуют, как отсутствует и полировка поверхности кости. Изделия этой группы северных мастеров, выполненные в целом довольно грубо, не обладали высокими художественными качествами и не получили широкого распространения в пределах Якутии.

В 20—30-х годах якутские косторезы занимались изготовлением мелких дешевых поделок, имевших исключительно практическое назначение. Лишь отдельные мастера пытались время от времени создавать более сложные художественные изделия. Среди них можно отметить Д. М. Никифорова и И. Ф. Мамаева.

Дмитрий Михайлович Никифоров (1883—1965) — мастер, получивший признание еще в дореволюционное время, в советский период так же, как и другие, занимался изготовлением предметов ширпотреба, но одновременно работал и для выставок. Еще в 1921 г. он принял участие на выставке кустарных изделий и получил за свои работы первую премию. Как лучшему косторезу якутское правительство заказало ему выполнение подарка Академии наук СССР по случаю 200-летнего юбилея. Сделанная Никифоровым модель якутской юрты с хотоном была отправлена в Ленинград и ныне хранится в Музее антропологии и этнографии АН СССР. По заказу Якутского областного комитета союза торговых служащих Никифоров выполнил эмблему Якутии, которая экспонировалась на выставке, посвященной VIII съезду Союза советских торговых служащих в Москве. Д. Никифоров принимал активное участие и в художественной жизни Якутии. В 1932 г. его работы экспонировались на Художественной выставке кустарного искусства и художников, работающих в Якутии, организованной в дни празднования десятилетия Якутской АССР. К пятнадцатилетию Якутии резчик выполнил четыре комплекта шахмат. Два комплекта были отправлены в Москву, один комплект экспонировался на юбилейной художественной выставке в Якутске.

Иван Федорович Мамаев (1893—1954) научился резьбе по кости, работая на севере Якутии. В 1924 г. он вошел в артель «Муосчут». В эти годы он выполнил из кости миниатюрный бюст В. И. Ленина и инкрустированный костью альбом о достижениях Якутской АССР. В конце 20-х годов Мамаев работал над моделями якутской берестяной юрты-урасы, якутской юрты — балагана с хотоном, создал барельеф «Вид города Булуна» и объемную композицию «Рыбак в челноке».

В конце 30-х годов начинается творческая деятельность костореза Алексея Васильевича Федорова (1902—1967). Он был родом из семьи, в которой сохранялись традиции кузнечного ремесла. Отец его, В. Н. Федоров, был сельским кузнецом. Надо сказать, что кузнецы издавна пользовались особой популярностью в якутской деревне. В старину кузнеца почитали наравне с шаманом и даже выше его, так как кузнец мог убить шамана своей чудесной силой и шаман был бессилен против кузнеца*. По свидетельству В. Л. Серошевского, особое положение кузнеца сохранялось до конца XIX в.

*(Ястремский С. В. Образцы народной литературы якутов. — Труды комиссии по изучению ЯАССР. Якутск, 1966, с. 16.)

Как правило, кузнец был мастером на все руки. В народе его уважительно называли «уус» (мастер). А. В. Ливадин, изучавший якутское ремесло в конце XIX в., писал, что «якутский кузнец не есть специально кузнец: он есть, так сказать, всех дел мастер, что касается металлов, он кузнец, слесарь, литейщик, медник и т. п.* Дядя А. В. Федорова Д. Д. Попов был известным серебряных дел мастером. До 25 лет А. В. Федоров работал в родном наслеге столяром и кузнецом, занимаясь одновременно чеканкой и гравировкой по серебру. В 1927 г. он уехал на север и там познакомился с резьбой по мамонтовой кости. Обладая навыками различных ремесел, Федоров быстро освоил резьбу по кости и на досуге резал фигуры зверей. Приехав в Якутск, он в числе других занятий стал работать ретушером в фотомастерской. «Именно эта работа, — говорил Федоров, — дала возможность хорошо изучить пропорции человеческого лица» и побудила его позднее первым из якутских косторезов обратиться к созданию портретов из мамонтовой кости.

*(Цит. по кн.: Софронеев П. С. Якуты в первой половине XVIII в. Якутск, 1972, с. 44.)

В 1937 г. он поступил в косторезный цех промартели «Ширпотреб», где наряду с обычными предметами ассортимента выполнял первые художественные изделия. Впечатления от жизни на севере он воплощает в произведениях «Охотник в пути», «Охотник за белыми медведями», в эти годы он создает и первые портреты из кости (портреты В. И. Ленина и А. М. Горького). Эти работы позволили Федорову стать в 1941 г. членом Союза художников Якутии.

Привлечение косторезов к деятельности Союза художников положило начало возрождению художественной резьбы по мамонтовой кости.

В целом в 20—30-х годах художественная резьба по кости в Якутии была близка к исчезновению, сохраняясь только в творчестве отдельных мастеров. В массе же производились предметы нехудожественные, имевшие чисто утилитарный характер. Древние традиции постепенно забывались. Меняется и сам характер косторезного искусства. Если ранее оно было плодом коллективного по своему опыту, традициям творчества, то теперь приобрело индивидуальный характер. Такая тенденция сохранялась и в дальнейшем, хотя, конечно, народные основы искусства резьбы по кости продолжали жить.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://rezchiku.ru/ "Rezchiku.ru: Резьба по дереву и кости"